Мифы и легенды российского венчура: правда ли стартапам из России сложно привлекать международные инвестиции

Мифы и легенды российского венчура: правда ли стартапам из России сложно привлекать международные инвестиции

Миф о влиянии политики и санкций на российский венчурный рынок

Есть распространенный миф: якобы и российские, и зарубежные инвесторы не вкладывают деньги в наши стартапы по политическим причинам. Любимой «легендой» основателей стартапов, которые не смогли получить деньги за рубежом, является их происхождение. Она следует сразу за другой легендой: в России вообще нет ни инвесторов, ни денег. О том, что лучшие проекты деньги все-таки получают, говорят цифры. Согласно данным Российской ассоциации венчурного инвестирования, которая изучает публичные сделки фондов с полным раскрытием данных, в 2019 году венчурными фондами было осуществлено 99 инвестиций в объеме $122 млн. Согласно отчету «Венчурная Россия» от BI-платформы Dsight, за 2019 год было заключено 230 публичных сделок и проинвестировано фондами, корпорациями и физическими лицами, так называемыми бизнес-ангелами, $868,7 млн. Иностранные инвестиции тоже есть, и их в 2019-м было около $218 млн. По данным Российской венчурной компании, за прошлый год с учетом инвестиций российских инвесторов на зарубежных рынках получится 776 сделок. Но даже это «капля в море» глобального венчура с 33 тыс. сделок за 2019 год и $300 млрд. Из всех сделок, согласно отчету Venture Pulse за этот год, 20% пришлось на Азиатско-Тихоокеанский регион, 58% — на Северную Америку и 22% — на Европу. В Европе количество сделок увеличилось за последние пару лет в два раза. Анализ тех же европейских сделок в Dealroom.co показывает, что лишь 56% инвестиций в европейские сделки поступили от местных европейских инвесторов, а остальные 44% от зарубежных, распределенных между несколькими странами.

Да, в российские стартапы инвестируют мало. Но мифом являются якобы политические причины этого явления, потому что венчурные инвесторы не про политику, а про риски и возможности. В венчуре вкладываются или не вкладываются, учитывая соотношение риска и доходности. В Китае нет зарубежных стратегов, большая зарегулированность, чудовищное огосударствление экономики и несоответствие западным демократическим принципам, но есть венчурные деньги со всего мира. Они идут в технологические стартапы Китая, а венчурная экосистема страны питает и своих, и зарубежных инвесторов. Она уже стала реальным конкурентом Кремниевой долины. После того, как отношения между США и Китаем стали еще напряженнее, американские политики регулярно поднимают этот вопрос и пытаются запретить управляющим деньгами американских фондов инвестировать в китайские технологические компании. Но никто из фондов не уходит из Китая из-за по-прежнему высокой доходности. А прямой запрет на такие инвестиции приведет к фидуциарной ответственности (ответственность за инвестирование на не наилучших доступных условиях) конкретных американских политиков за подобные решения. Ведь до конца неизвестно, кто выигрывает больше от зарубежных инвестиций — страна-инвестор или страна, куда приходят деньги. Это, кстати, еще один источник легенд и мифов.

Легенда об утечке мозгов и капитала, миф об игре с нулевой суммой

Во всех странах есть страхи и предрассудки политиков по поводу ухода капитала и утечки мозгов на зарубежные рынки. Они часто соседствуют с опасениями по поводу прихода иностранного капитала, который зарабатывает «за рубеж» на росте оценки местных стартапов, или приезда «мозгов» и талантов, которые отправляют свои заработанные деньги на родину. Если посмотреть на реальную статистику, все развитые венчурные экосистемы стран занимаются «перекрестным опылением», и всех это взаимно обогащает. Даже США, занимая в Европе 26% зарубежных инвестиций в стартапы, в Израиле — 43% и до 50% — в Канаде, активно принимают финансирование проектов не только от инвесторов разных стран (включая Россию), но и от теперь уже стратегического соперника — Китая.

Одни политики переживают, что зарубежные венчурные инвестиции, приходящие в их страну, переносят наибольший экономический эффект от такой активности в страну инвестора. С одной стороны, это так. Ангелы — физические лица и венчурные фонды, инвестируя за пределы своей страны, зарабатывают прежде всего для себя и в конечном счете платят налоги или тратят деньги в своей стране. С другой стороны, местным стартапам нужен зарубежный капитал, экспертиза, связи и возможность выхода на другие рынки, которые они получают вместе с такими трансграничными инвестициями. Получение иностранного финансирования и наличие в реестре акционеров зарубежных инвесторов всегда положительно коррелирует с успешными новыми раундами, продажами стратегам и участием в IPO, а компании, которые финансово поддержаны синдикатом из местных и зарубежных инвесторов, всегда опережают по всем показателям другие стартапы.

Другие политики обеспокоены, и это тоже характерно не только для России, что местные инвесторы, вкладывающие средства в иностранные проекты, развивают прежде всего их стартапы и экономику, а это замедляет развитие местной предпринимательской экосистемы. Но местная предпринимательская экосистема, особенно на развивающихся рынках, всегда быстрее растет с ролевыми моделями, опытом и экспертизой извне, которая появляется в результате таких инвестиций за рубеж. То, что наши венчурные инвесторы просто ушли с российского рынка — не более чем легенда и попытка просто объяснить отсутствие роста. Наши бизнес-ангелы и венчурные фонды, когда-то решившие инвестировать только за рубежом в поисках лучших рынков, сейчас инвестируют и в России, но уже принося в местную экосистему полученные там опыт и экспертизу, тем самым помогают нашим стартапам покорять глобальные рынки. Просто по сравнению с глобальным рынком российский все еще мал, чтобы профессионалы финансировали большее количество проектов.

Трансграничные инвестиции — это не игра с нулевой суммой. Необязательно для того, чтобы выиграла одна сторона, должна проиграть другая. И даже «утечка» инвесторов и талантливых людей из Китая в США в итоге приводит к тому, что именно они, вернувшись назад, теперь поднимают «кремниевую долину» Пекина в районе Zhongguancun и выводят Китай на уровень серьезного конкурента США.

Легенда о волшебных для венчура странах

Неопределенности и риски присутствуют в венчуре всегда, независимо от страны. Но в каждой стране их набор разный. Ни одна страна, ни одна венчурная экосистема не может быть названа более или менее рискованной по всем показателям. Если в развитой экосистеме Кремниевой долины отсутствуют риски, связанные с дальнейшим финансированием стартапа и возможной продажей стратегу или выходом на фондовый рынок, то есть другие, связанные с тем, что только совсем оригинальные и инновационные идеи могут найти финансирование. И еще более серьезные риски того, что данная идея или бизнес-модель «не полетит». Это заставляет инвесторов ранних стадий на развитых венчурных рынках использовать стратегию spray and pray («распыляй и молись»), потому что, несмотря на опыт и экспертизу, никто не может предугадать, какой проект действительно окажется успешным.

С другой стороны, в менее развитых венчурных экосистемах, несмотря на огромное количество политических и экономических рисков, проекты запускаются с небольшим запозданием. Риск того, что пользователям не понравится продукт или бизнес-модель намного ниже. Ведь в качестве сравнения и ориентира можно взять проект в условной Долине или Китае. В случае наличия одних рисков в большинстве случаев другие исчезают. Бывает, что потенциальная доходность не способна компенсировать имеющиеся риски, и, если не получается работать над ними, надо работать над доходностью. Трансграничные инвестиции всегда включают и экономическую и политическую и финансовую неопределенность. А венчур вообще — это попытка приумножить капитал в условиях неопределенности. Да, для успеха трансграничных инвестиций требуется способность понимать тонкости геополитических отношений, предвидеть изменение угроз и возможностей, отличать сигналы от просто информационного шума. Но большее значение имеет активное поглощение локальных стартапов локальными же корпорациями.

Миф про дискриминацию по национальному признаку

На многих российских конференциях по инвестициям или управлению благосостоянием можно услышать разговоры про токсичные, а иногда даже «чумные» русские деньги. Но проблема выхода российского капитала на зарубежные венчурные рынки остро стоит не столько со стороны комплаенса, сколько со стороны потенциальных бизнес-партнеров, которые с неохотой работают с российскими деньгами. Действительно, многие венчурные фонды из России, с 2015 года активно ринувшиеся осваивать более понятные рынки инвестиционного капитала, очень часто сталкивались с нежеланием зарубежных стартапов брать деньги, а зарубежных лид-инвесторов пускать в сделки. Однако сейчас они уже получают высокие рейтинги в зарубежных акселераторах, попадают в списки наиболее активных фондов, инвестируют с американскими фондами первого уровня, хотя общий накал страстей всего западного мира к России с тех пор только увеличился. Потому что венчурные инвестиции — это про опыт и экспертизу, про выявление возможностей и поиск талантов, что невозможно без качественных связей и налаженного взаимодействия. Все это невозможно получить за один день. Это точно не про национальность, а про профессионализм. Как у стартапа, так и у инвестора, интересным является лишь то, что ты из себя представляешь, а твои достижения в родной стране не считаются.

Легенда о Кремниевой долине и миф о непреодолимой силе внешних обстоятельств

На международном венчурном рынке точно не обитают розовые единороги и волшебные инвесторы, которые так и ждут российские деньги и стартапы в свой дивный мир. Все намного сложнее. Но люди с комплексом жертвы всегда пытаются винить кого-то во всех своих неудачах, списывать все на «токсичность» родителей или начальников, руководство города или даже страны, вместо того, чтобы взять на себя ответственность. Ведь развить бизнес, изменить ситуацию, если всем якобы управляют обстоятельства, невозможно. Стартапу, который не получил инвестиции у зарубежных спонсоров, проще думать, что это потому, что основатели русские, а не потому, что нельзя просто приехать на несколько дней в Кремниевую долину (или даже поселить там пару человек из команды и зарегистрировать юрлицо в Делавэре) и сразу получить деньги от американских инвесторов как американский стартап. Так не получится сделать ни стартапу из Индии, ни стартапу из Китая, ни стартапу из Европы. Предпринимателям с проектом на российском рынке невозможно получить инвестиции от зарубежных инвесторов, если у них нет местного лид-инвестора с опытом, портфелем и успешным бэкграундом, на который будут смотреть зарубежные участники синдиката. Так устроено во всем мире — сначала идут местные, за ними иностранные. От российского бизнес-ангела, решившего вложиться в очень хороший зарубежный стартап, будут шарахаться как от «чумного», но он ничем не будет отличаться от такого же просто человека с деньгами из условной Америки, которого не пустят в лучшие проекты, если его не знают или его не могут порекомендовать известные инвесторы.

Период общей деглобализации и пандемического протекционизма — это трудное время для большого капитала, но время возможностей для инвесторов ранних стадий и стартапов, которые все еще могут позволить себе быть просто «про бизнес» и вне политики больших стран. Ведь мы живем не в странах, а в сообществах. Развиваться в этих сообществах, становиться их частью, зарабатывать авторитет — конструктивный и продуктивный подход ближайшего времени.

Какие иностранные компании инвестируют в Россию

Несмотря на общее замедление притока прямых иностранных инвестиций в Россию, многие крупные иностранные инвесторы готовы и дальше вкладывать в российскую экономику.

В ноябре текущего года Правительство РФ активно демонстрирует инвестиционный потенциал России в Европе.

Сначала в Милане, где итальянские партнеры проявили интерес к инвестициям в производство сыра за пределами Москвы, а затем в Вене, где правительство Австрии выразило заинтересованность в содействии развитию международных аэропортов Москвы.

Это происходит на фоне общего замедления притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Россию.

Центральный Банк России опубликовал данные об объемах ПИИ за январь-июнь 2018 года — перспективы не впечатляют.

За первые шесть месяцев Россия получила 10,2 млрд. долларов ПИИ, что значительно ниже, чем 18,2 млрд. долларов, полученных за аналогичный период прошлого года.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Инвестиции в сельскохозяйственный сектор: есть ли смысл?
  • Стабильность рубля — неплохой повод хранить деньги в отечественной валюте

Однако, несмотря на эту тенденцию, российские власти не сдаются и делают ставку на инвесторов, уже работающих на российском рынке.

«Все существующие инвесторы неофициально признают, что готовы продолжать инвестировать в российскую экономику и увеличивать свои инвестиции, в том числе за счет прибыли, полученной в России», — заявил Интерфаксу министр экономического развития Максим Орешкин.

Действительно, на российском рынке по-прежнему работает много иностранных корпораций.

Помимо таких громких имен, как Ашан, IKEA, Toyota Group, Metro Group, Japan Tobacco International и Philip Morris International, в России работает много других иностранных фирм в разных секторах.

Список самых активных инвесторов, ведущих бизнес в России.

TOTAL

Дочернее предприятие нефтехимического концерна Total Vostok открыла в Калужской области новый завод.

На заводе будут производить, смешивать моторные масла и смазочные материалы и поставлять их не только российским потребителям, но и потребителям в Беларуси и Центральной Азии.

Инвестируя в проект 50 млн. долларов, компания стремится усилить и приумножить свое влияние в России, ставшей стратегически важным рынком для Total.

«Помимо нашей деятельности в области добычи углеводородов, мы рассматриваем российский рынок как один из самых приоритетных и растущих рынков для нашего подразделения маркетинга и услуг, а также для нашего производства продуктов нефтепереработки, особенно смазочных материалов», — заявил генеральный директор Total Патрик Пуянне.

FM Logistic

Еще в мае, во время Петербургского экономического форума, французская компания FM Logistic company подписала сделку на инвестирование 37,3 млн. долларов в строительство крупного логистического комплекса в окрестностях аэропорта Платов в Ростовской области.

Компания уже выполнила все подготовительные работы (купила земельный участок, изучила инженерную часть проекта, получила необходимые согласования и разрешения) и рассчитывает завершить проект к концу следующего года.

SBI Group

В этом году японский SBI Holdings, которому уже принадлежит SBI Bank в России, объявил о планах присоединиться к консорциуму инвесторов в российском Совкомбанке. SBI Group продолжит инвестировать в российскую онлайн-платформу микрокредитования SimpleFinance, ориентированную на малый и средний бизнес.

Общая сумма инвестиций японской компании в SimpleFinance составит около 50 млн. долларов.

Rockwool

Голландский производитель изделий из минеральной ваты Rockwool Group инвестировал 7,5 млн. долларов в новый завод в Татарстане.

Завод запущен в октябре в особой экономической зоне «Алабуга», и будет производить субстрат «Гродан» для выращивания овощей и цветов.

«Мы гордимся своими сильными позициями и быстрым ростом в России. В будущем мы будем помогать местному рынку производителей. Татарстан — это золотой пример внедрения передовых технологий и лучших решений», — заявил на открытии завода Томас Келлер, старший вице-президент Rockwool International.

Barilla

В октябре итальянский производитель макаронных изделий Barilla объявил о планах строительства нового завода в Московской области.

В результате переговоров с российскими властями в Милане компания согласилась инвестировать в проект 170 млн. долларов, создав при этом 400 рабочих мест.

Barilla уже имеет две линии по производству макаронных изделий в Солнечногорском регионе России, которые обошлись компании более чем в 45,5 млн. долларов.

Дорожная компания ANAS еще одна итальянская компания, которая продолжает свою деятельность в России. Она уже имеет опыт работы на трассе М4 «Дон» и в октябре согласилась сделать новые совместные инвестиции в российские дороги.

ANAS подписал соглашение с Российским фондом прямых инвестиций о сотрудничестве по ряду потенциальных перспективных проектов, в том числе по строительству скоростной автомагистрали «Москва — Нижний Новгород – Казань».

Последний участок протяженностью 729 км планируется включить в международный транспортный маршрут «Европа — Западный Китай».

Общий объем инвестиций в скоростную автомагистраль оценивается в 8 млрд. долларов. Пока неизвестно, сколько из них вложит ANAS.

Doppelmayr

Австрийско-швейцарский Doppelmayr, ведущий мировой производитель канатных дорог и подъемников, активно работает в России. В октябре было подтверждено, что компания построит первую канатную дорогу D-Line в России, на горнолыжном курорте Роза Хутор в Сочи.

По имеющимся данным, проект будет завершен к зимнему сезону 2019-2020 годов и потребует более 15 млн. долларов инвестиций.

Недавно Doppelmayr также выразил готовность работать на Камчатке. Doppelmayr, совместно с немецкой строительной компанией BPS International, предложил инвестировать 58,6 млн. долларов в новую канатную дорогу на Камчатке.

Всё про иностранные инвестиции: виды, формы, значение в экономике РФ

Для отдельных категорий граждан иностранные инвестиции давно стали мантрой, заговором, надеждой на доброго дядю. Придет «забугорный учитель», безвозмездно построит завод, садик и жилой комплекс, смахнет скупую слезу и уедет. Увы, это не российские купцы (Третьяков, к примеру), благотворительностью не отличаются.

Кто такой иностранный инвестор

У нас разный менталитет. Для нас нормально разделить с ближним кусок хлеба, помочь нуждающемуся. Западный человек воспитан иначе: часто воспринимает вложения в другую страну как бизнес (обмен стеклянных бус на золото). Пример этому – отношение США к странам Ближнего Востока, Китаю или Англии – к колониальной Индии.

Я часто говорю: если не хотите закончить жизнь в резервациях, рассматривайте скромного американского пастора как инвестора. Россия – страна богатая: желающих оттяпать кусочек – легион.

Кто может быть инвестором

По отношению к России иностранным инвестором считаются зарубежные :

  • страны (порядок определяется Федеральным законодательством);
  • организации с международным статусом (действуют на основании международных договоров);
  • юридические лица;
  • организации, правовой статус которых не юридическое лицо, но законы страны-регистратора позволяют вести зарубежную инвестиционную деятельность;
  • граждане (если их законодательство дозволяет заниматься данной деятельностью);
  • лица без гражданства, проживающие вне РФ (руководствуются законами страны проживания).

Основные объекты инвестирования

Основные объекты, вызывающие у инвесторов интерес:

  • нефтег а зодобыча и переработка;
  • агропромышленный комплекс;
  • горно-рудные комбинаты;
  • сталел и тейное производство.

Одним словом, о трасли, по-прежнему пользующиеся популярностью.

Инвесторы помельче присматриваются к пивоваренным заводам, гостиницам, химчисткам, сетям быстрого питания.

Правовой статус иностранного инвестора в РФ

Ограничения, предусмотренные для иностранных инвесторов

Иностранным инвесторам создают льготные условия работы. Поэтому часто по отношению к отечественному производителю предприятия с иностранным капиталом находятся в лучших условиях.

Однако, если предприятие принадлежит к группе объектов, обеспечивающих обороноспособность и безопасность страны, покупку более 50 % уставного капитала согласовывают с Правительственной комиссией (ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хоз. общества, имеющие стратегические значения…»).

Сделки объемом от 25 % до 50 % также подлежат согласованию.

Льготы для вкладчиков

Государство с целью привлечь иностранного инвестора предусматривает для него определенные льготы.

  1. При условии, что не менее 10 % уставного капитала – иностранные инвестиции, предоставляются таможенные льготы. Освобожда е тся от уплаты налогов оборудование, комплектующие, запчасти (когда это часть уставного капитала) (ст. 150 Налогового к одекса, ФЗ «О Таможенном тарифе»).
  2. Когда доля иностранных инвестиций более 30 % в уставном капитале, разрешается экспортировать произведенную продукцию без лицензии (однако в частных случаях есть ограничения по сфере деятельности).
  3. Поддержка, дополнительные льготы и гарантии предоставляются иностранным инвесторам на региональном уровне за счет местных бюджетов и региональных средств.

Принципы налогообложения

Права иностранных инвесторов

Международные договоры по иностранным инвестициям, коих придерживается Россия, декларируют создание национального режима.

Согласно ст. 3 з акона иностранный инвестор имеет прав о :

  • б ыть долевым инвестором при создании совместных предприятий;
  • б ыть организатором и собственником предприятий и филиалов;
  • п окупать и продавать (частично, полностью) имущественные комплексы, предприятия, законченные и незаконченные объекты строительства, ценные бумаги, паи, другое имущество;
  • п риобретать права пользования землей и иными природными ресурсами;
  • п риобретать иные имущественные права;
  • з аниматься разрешенной з аконами РФ инвестиционной деятельностью.

Как осуществляется правовое регулирование иностранных инвестиций

  • договоры защиты (например, двухсторонние международные конвенции и договоры о взаимных гарантиях);
  • договоры регулирования.

Способы разрешения споров в России

Все споры об иностранных инвестициях (в т. ч. по вопросам компенсации) решает:

  • Верховный суд РФ;
  • Высший Арбитражный Суд РФ;

И ли же согласно международно му договор у , действующе му на территории РФ.

Если одна из сторон спора – государственное учреждение, предприятие или организация, а вопросы связаны непосредственно с хозяйственной деятельностью, нужно обращаться в суд, Третейский суд или Международный центр по урегулированию международных споров.

Антимонопольное законодательство и иностранные вкладчики

  • не менее 25 % голосующих акций АО;
  • не менее 1/3 доли в ООО;
  • имущество на сумму более 25 % активов;
  • более 50 % голосующих акций зарубежного юрлица.

Перед покупкой доли придется обращаться в ФАС РФ, когда:

  • о бщая стоимость активов покупателя и продавца более 7 млрд руб.;
  • о бщая выручка за год превысила 10 млрд руб., а общая стоимость активов более 400 млн руб.

ФАС РФ контролирует импортные поставки организаций общей суммой за год больше 1 млрд руб.

Виды и формы иностранных инвестиций

С экономической точки зрения, наибольшее распространение получили 2 формы:

  • прямые (когда вкладчик получает право управления объектом);
  • портфельные (без возможности влиять на принятие решений).

Роль иностранных инвестиций в экономике России

Несмотря на санкции, в страну продолжают поступать иностранные инвестиции. При этом весомая часть – это наши с вами деньги, вывезенные за границу во время прихватизационного дерибана. Регистрируя компанию в офшоре или же Европе и США, а затем возвращая средства, собственник отмывает деньги, имея налоговые льготы.

К акие существуют препятствия для иностранных инвестиций в Россию

  • неполную проработку (особенно в сфере льгот), несогласованность з аконов;
  • защиту на законодательном уровне лоббирующей группы, а не всех инвесторов;
  • коррупцию и преступность (тю, вы еще на Украине не были);
  • несоблюдение международных договоров;
  • сложности с валютными операциями;
  • невозможность скупить землю вместе с недрами (ага, щасссс).

В общем, как мед, так ложкой. Целиком и полностью одобряю дотошность таможни и придирки налоговой, если это не даст вывезти богатства страны за рубеж.

Способы привлечения иностранных инвестиций в Россию

В 2020 г. прогнозируется приток больших денег: Правительство предлагает поучаствовать в приватизации крупных государственных банков и компаний (среди прочих называют Совкомфлот, Роснефть и ВТБ).

Небольших инвесторов останавливает наше з аконодательство. Нужно лишь:

  • доработать нормативные акты;
  • на региональном уровне усилить поддержку со стороны властей инвестиций в малый бизнес.

Заключение

Стимулирование притока иностранных инвестиций с грамотным направлением в отдельные отрасли, на самом деле, оживляет регионы. Новые рабочие места, развитие инфраструктуры, дополнительные поступления в местные бюджеты – сказка для непуганого туземца.

Часто условия работы хуже, чем на отечественных предприятиях. Продукция отправляется за границу (если компания работает на давальческом сырье). Но когда нет сил и средств, приходится соглашаться на такие кабальные условия.

На сегодня все. Жду комментарии и лайки. Подписывайтесь на статьи: продолжением будет «россияне как инвесторы за рубежом».

http://www.forbes.ru/karera-i-svoy-biznes/412403-mify-i-legendy-rossiyskogo-venchura-pravda-li-startapam-iz-rossii
http://biztoday.ru/economics/kakie-inostrannye-kompanii-investiruyut-v-rossiyu.html
http://greedisgood.one/inostrannye-investitsii

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *